The Age of Aquarius, the Water Bearer and CGJung

Water was a central symbol for Jung throughout his life. Rivers, falls, and lakes had a mystical enchantment for him, and it is curious to note that the philosopher Jean Gebser, who knew Jung, argued that water was the mythic element par excellence.

Вода была центральным символом в жизни Юнга. Он испытывал мистическое очарование находясь около рек, водопадов, и озёр. Философ Жан Гебстер, который хорошо знал Юнга, говорил что вода является самым лучшим мистическим элементом.

Одним из результатов духовного пробуждения Юнга явилась странная книга Айон, которая появилась в 1951 году. Юнг говорил о Эре водолея ещё в 1940 году. В своём письме Байнесу датированым 1940 годом, Юнг упоминает о видении которое посетило его в 1918 году, где он увидел “огонь падающий как дождь с небес и пожирающий города Германии.” Юнг чувствовал что 1940 год будет критическим для Германии, и в своём письме он говорит, что “это произойдёт тогда, когда мы подойдём к мередиану первой звезды созвездия Водолея.” Это было, как он сказал, “предворяющим землетрясением Новой Эры.”

One of the products of Jung mystical awakening was a strange book Aion which appeared in 1951. As early as 1940 Jung was talking about the Age of Aquarius. In a letter to Baynes dated August 1940, Jung alluded to a vision he had in 1918 in which he saw “fire falling like rain from heaven and consuming the cities of Germany.” Jung felt that 1940 was the crucial year, and in his letter he says that it is “when we approach the meridian of the first star in Aquarius.” It was, he said, “the premonitory earthquake of the New Age.”

На протяжение многих лет Юнг изучал астрологию и был знаком с феноменом прецессии равноденствия, обратным движением солнца по знакам зодиака из-за колебания земной оси. Один полный цикл занимает 26,000 лет, и действуя как противоположность восходу во время весеннего равнодействия, каждый знак даёт своё имя определённой “эре.” Известные как “Платонический месяцы,” они длятся приблизительно 2150 лет. Подзаглавленный “Исследования в феноменологии самости,” Айон фокусируется на Христе как символе самости, но в знакомом  нам изобилии сносок и упоминаний, Юнг презентует замечательную точку зрения, что индивидуация всей Западной цивилизации проходит по пути “Платонических месяцев.”  Айон, по факту, есть эссэ на тему эволюции сознания которое использует астрологические возрасты как символы коллективного подсознательного, своегo рода “прецессия архетипов.” Символ рыбы окружал Христа потому что Христ был центральным символом Эры Пайсес, астрологический знак рыба. Прошлые эры, эры Тельца и Овна, создали символизм быка и барана. Как многие из нас уже слышали, новая эра которая приходит, является эрой Водолея. В зависимости от способов исчесления, она уже началась или начётся в этом тысячелетие.

Jung was studying astrology for many years and was familiar with the phenomenon of the precession of the equinoxes, the apparent backward movement of the sun through the signs of the zodiac, due to a wobble in earth’s axis. One complete cycle takes 26,000 years, and by acting as a backdrop to sunrise at the vernal equinox, each sign gives its name to an “age,”—known as a “Platonic month”—which lasts roughly 2150 years. Subtitled “Researches into the Phenomenology of the Self,” Aion focuses on Christ as a symbol of the Self, but in the familiar wealth of references and allusions, Jung presents a remarkable notion: that the individuation* of Western civilization as a whole follows the path of the “Platonic months.” Aion is, in fact, an essay in the evolution of consciousness, using the astrological ages as symbols of the collective unconscious, a kind of “precession of the archetypes.” Fish symbolism surrounds Christ because Christ was the central symbol of the Age of Pices, the astrological sign of the fish. Previous ages, of Taurus and Aries, produced bull and ram symbolism. The coming age is that of Aquarius, the Water Bearer, something many of us have heard about for some time. Depending on your method of calculation, it has already started or will do so sometime this millennium.

Эра Водолея приведёт к “слиянию оппозиций.” Будет признано “реальное существование” зла. Зло не может более пониматься как отсутствие добра, что было официальной позицией Христаианства. Это будет происходить не через политику и не через какие-либо коллетивные усилия, а через “индивидуального человека, через опыт индивидуального человека как живого духа,” или через подсознательное. Как пример того как архетипы работают на уровне коллективного сознания, Юнг отмечает недавний декрет Папы Римского который принял Марию, мать Христа, как часть Христианской догмы. Это было очень важно для Юнга, так как это показало, что Христианство признало необходимость включения женской части Бога, чего ему недостовало. Идея что Мария не умерла, а была забрана телом и душой в рай была принята к тому времени уже около столетия, но это не было сделано частью божественного откровения до декрета Папы Пия ХII от 1 Ноября, 1950 года. Народ требовал этого, и эта настойчивость народа, пишет Юнг, “была настоятельным требованием архетипа реализовать себя.”

The Aquarian Age would “constellate the problem of the union of opposites.” The “real existence” of evil would have to be acknowledged; it could no longer be understood as the mere absence of good, as was the official Christian stance. This would come about not through politics or any collective effort but through the “individual human being, via his experience of the living spirit,” that is, the unconscious. As an example of how the archetypes work on the collective consciousness, Jung notes the then recent papal decree making the Assumption of Mary, Christ’s mother, part of the Christian dogma. This was of enormous importance to Jung; it showed that Christianity recognized the need to include the feminine in the Godhead, something it has lacked and which had weakened its appeal. The idea that Mary did not die, but was taken body and soul, to heaven, had been accepted for nearly a century, but it was not made part of divine revelation until Pope Pius XII’s decree on November 1, 1950. The masses demanded it and their insistence was, Jung writes, “the urge of the archetype to realize itself.”

Gary Lachman, Jung the Mystic

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s